Алексей Дубилов

Пользователи
  • Публикаций

    3
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Нейтрально

Информация о Алексей Дубилов

  • Звание
    Новичок
  • День рождения 02/23/75
  1. Эта схема, распространенная в 2012-2016 годах примечательна тем, что в ней задействована государственная структура, а именно Служба судебных приставов. Схема получило свое название по тому государству (Молдавия) где применялась в самых больших объемах. Разумеется, что несмотря на "молдавское" название, схемой пользовались именно россияне. По разным оценкам, по этой схеме было проведено 10% денежного потока из России в оффшоры, что в абсолютных величинах можно исчислить в 15 млрд.рублей. В чем ее суть? Две организации (бенефициар для обоих фирм, естественно, существует в единственном лице), одна иностранная, другая отечественная, заключают сделку. При этом иностранная фирма покупает товар, а российская, соответственно, его продает. В договоре указано, что в случае его нарушения (сроки поставки) с продавца будет взыскана неустойка. Разумеется, что товар не будет поставлен, а зарубежная фирма потребует выплатить неустойку. Тут и начинается самое интересное. Российская фирма соглашается уплатить неустойку, а ее зарубежный партнер с исполнительным листом от суда, разбиравшего дела, обращается за помощью в ФССП и приставы взыскивают с российской фирмы причитающиеся ее зарубежному "партнеру" денежные средства. Иными словами - подайте в суд на самого себя.
  2. При выборе схем для работы с оффшорной составляющей бизнеса обычно учитывают характер деятельности. Так, например, устремления экспортеров понятны – продать в оффшор продукцию по минимально возможной цене, тем самым занизив прибыль. А оффшорная компания будет продавать уже по максимально возможной цене. По сути, продажа формально разбивается на 2 части: предпродажа, которая «показывается» в строгом учете вне оффшора и собственно продажа, прибыли от которой уже не показываются. Это похоже на грамотную работу с ЖД. Если я везу канифоль из Сибири в Германию напрямую, то за всю перевозку я буду платить по высокому международному тарифу. Если вагон из Кемерово дойдет, к примеру, до Ярославля, а здесь, на грузовом дворе я перегружу вагон канифоли в три 20-тонных контейнера и отправлю ту же канифоль, в новых контейнерах в Гамбург, то высокий международный тариф будет уплачен на плече Ярославль-Гамбург, а плечо Кемерово-Ярославль будет оплачено по дешевому внутреннему тарифу. Ведь первая часть перевозки прервалась в Ярославле и здесь же началась вторая. Сложнее обстоит дело у компаний-импортеров. Если получить товар от оффшорной фирмы по низкой цене – образуется большая прибыль. Если по высокой, то большой прибыли (читай налогооблагаемой базы) не будет, но тогда придется раскошелиться на таможенные пошлины. Как говориться, палка об двух концах, тут нужно анализировать расходы и выбирать средний вариант. Но есть и универсальный подход, когда налогооблагаемая база сокращается за счет услуг, оказанных оффшором. Наиболее популярный вариант – консалтинговые услуги уже сильно дискредитировал себя. В самом термине «консалтинг» уже есть привкус мошенничества. Иное дело – транспортные расходы, реальность которых трудно подтвердить. В реальности можно найти массу правдоподобных объяснений, почему пришлось заплатить за перевозку по высокому тарифу.
  3. Город Углич – районный центр в Ярославской области. Начиная с 1998 года, здесь существовала оффшорная зона, а затем проект как-то заглох. Последнее упоминание об этом проекте, относится, насколько мне известно, к 2005 году. Что же получилось и что не получилось тогда? 1.Основными игроками оффшора, в противоречие исходному плану стали не иностранные компании (не удивлюсь, если они просто не были поставлены в курс дела, или же отказали новой оффшорной зоне в доверии) а российские. То есть оффшор использовался не для привлечения иностранных денег в Россию, а для вывода денег российского происхождения за рубеж. 2.Большинство этих компаний нарушали даже самые льготные условия, предоставленные по условиям оффшора – значительная часть либо не представила отчетов о деятельности, либо декларировала «нулевую» прибыль. Около 10% фирм было зарегистрировано по утерянным паспортам. Как итог – почти 40 уголовных дел. То есть налицо не помощь бизнесу, а пособничество преступным деяниям. 3.Даже те сравнительно скромные суммы (около 100 млн. рублей по состоянию на 2002 год) которые удалось выручить Угличу, были потрачены бесконтрольно и безотчетно, так как поступали во внебюджетный фонд. То есть, имеем, мягко говоря, нецелевое использование средств. 4. «Правила игры» в оффшоре менялись с калейдоскопической скоростью: в среднем за год принималось 5 поправок в «Положение о территории льготного налогообложения», не говоря о кардинальной смене схемы работы в 2002 году. Вывод: неразвитость юридического обеспечения оффшорной деятельности как отдельного раздела законодательства, так и противоречие этих положений с основными законами РФ. Какие выводы можно сделать в плане перспектив развития на основании вышеизложенного? Идея «русского оффшора» порочна в принципе, либо это просто неудачный опыт применения хорошей идеи в нашей стране?

Mega Footer

You can configure this content inside your ACP under Customization > Edit > Mega Footer.

Mega Footer

You can configure this content inside your ACP under Customization > Edit > Mega Footer.